Home » Криминал » «Дело Майдана»: причины затянувшегося следствия.

«Дело Майдана»: причины затянувшегося следствия.

Для протестующих на Майдане сложным был не только день 18 февраля 2014-го, но и дальнейшая ночь. Не в последнюю очередь из-за вооруженных титушек возле Главного управления милиции Киева.

Глубокий вечер 18 февраля, 4 года назад. На Майдане Независимости в Киеве полным ходом идет так называемая антитеррористическая операция, провозглашенная властью Януковича. Ряды бойцов внутренних войск и «Беркута» то и дело штурмуют баррикады протестующих. Кое-где используют бронетехнику. Активисты защищаются коктейлями «Молотова» и камнями. Ходят слухи, что где-то среди майдановцев видели вооруженных людей, а среди силовиков появились снайперы.

Казалось, что Майдан Независимости таки могут зачистить. И единственное, что останется участникам протестов — отступать к Михайловскому собору и дальше, по Большой Житомирской, выбираться из центра Киева. Но эту улицу уже перекрыли. Сначала это были работники Госавтоинспекции, а затем — несколько групп вооруженных титушек.

«К 10 вечера на перекрестке улиц Большой Житомирской и Владимирской стояли сотрудники ГАИ. Активисты решили их „прогнать“, потому что они никого не пропускали в сторону Майдана. Даже скорые. До силового конфликта не дошло, их уговорили уехать. Но на их место быстро пришли титушки. Несколько сотен», — рассказывают очевидцы тех событий.

Стоит заметить, что речь идет именно о том перекрестке, где в ночь на 19 февраля убили журналиста газеты «Вести» Вячеслава Еремея.

Однако, в тот вечер он был не единственным пострадавшим. По официальной версии следствия, группы «спортсменов» начали собираться на Софийской площади, после чего отправились в сторону уже упомянутого пересечения улиц. На место они пришли около 11-12 вечера. Часть из них имела при себе огнестрельное оружие: пистолеты и карабины. «Спортсмены» перекрыли перекресток и удерживали его примерно до 3 ночи 19 февраля. В течение этого времени они вели беспорядочный огонь по протестующим. За несколько часов титушки убили двух и ранили около десятка человек.

«Примерно за полчаса до убийства Веремия со стороны Михайловской к перекрестку отправляется группа майдановцев. Они идут рядом с отелем Интерконтиненталь. С перекрестка Большой Житомирской и Владимирской титушки открывают огонь. Серию выстрелов слышат на Михайловской площади. Одна из пуль точно попадает в памятник княгине Ольге. Все майдановцы ранены. Один из них, Виталий Васильцов, убит», — рассказывает адвокат семей Небесной сотни Евгения Закревская.

Она добавляет — у Васильцова «странное» ранение: «У Виталия ранение довольно странное. Есть вполне обоснованные подозрения, что в него могли стрелять из отеля Интерконтиненталь. „Под шумок“. Об этом свидетельствуют характер ранения, входящее и исходящее отверстия от пули, положение тела. Единственный шанс, что это не так — серьезные ошибки в судебно-медицинской экспертизе».

Эту же информацию подтвердили и в прокуратуре. Информированные источники говорят, что и экспертизы, и следственные эксперименты подтверждают версию о том, что в Васильцова стреляли из окон отеля. Однако установить, кто именно это был, пока не могут.

После убийства активиста, примерно через полчаса на перекрестке неподалеку от Киевского главка милиции оказывается журналист Вячеслав Веремий. Титушки останавливают его авто, журналиста бьют, он пытается убежать. Мужчину останавливает один из титушок — Сергей Чемес (ныне в СИЗО, проходит по делу вместе с другим титушкой — Юрием Крысиным). В это же время ву журналиста стреляет Джалал Алиев. Веремий оказывается на земле, его бьют. Позже он же спасается от «спортсменов», но умрет из-за потери крови в больнице.

Но Вячеслав Веремий был не последним пострадавшим. После полуночи с Михайловской площади выдвигается еще одна группа майдановцев — около 5-7 человек. С собой у них коктейли Молотова и палки. Ожидаемо, они вызывают огонь с перекрестка на себя.

«В активистов начинают стрелять. Ранения получают все. Кто смог отползти назад — отполз. Подбежали титушки, начали бить раненых. И в этот момент появляется какая-то женщина. Ее роль до сих пор не понятна, поскольку оценки самих активистов отличаются: кто-то убежден, что она управляла титушками, кто-то убежден, что она просто неравнодушный очевидец, который не побоялся вступиться за людей. Итак, эта женщина запретила титушкам бить майдановцев. И они послушались. Часть пострадавших после этого забрали бскорые. Эту же женщину мы до сих пор ищем», — говорит Закревская.

Впоследствии, около 2 ночи, с Владимирской на перекресток выруливает автомобиль с двумя мужчинами, которые направляются на Майдан. «Спортсмены» авто останавливают, извлекают одного из активистов и начинают его бить, пробивают легкое арматурой. Несмотря на это мужчина смог убежать. Той же ночью титушки подстрелили еще одного активиста и обстреляли группу протестующих. Как уже упоминалось выше, около 3 ночи они ушли.

Милиция почти сразу взялась за следственные действия. Однако, уже традиционно для майдановских дел, возникли проблемы. Скажем, «терялись» отдельные доказательства, некоторые доказательства не принимали во внимание. Та же история с Киевской прокуратурой. Например, мужчина, которого титушки проткнули арматурой, давал ей показания. Но за три года эти показания … потерялись. Как и само производство.

«Действительно, свидетельство Киевская прокуратура потеряла. Более того. Мы не можем найти уголовное производство. Кажется, его просто нет. Изувеченный титушками автомобиль — есть. Мужчина, которому титушки пробили легкое — есть. Производства — нет», — жалуется Закревская.

Она добавляет — существуют сложности и с самим расследованием, поскольку не хватает фото и видеоматериалов: «Видео с камер Интерконтиненталя не сразу попало к следствию. И там лишь 15-минутный видеофайл, который сохранил работник отеля. Еще час видео у нас от ресурса Видеопробки. Все остальное — видеозаписи от людей. Некоторые записи нам передавали анонимно, мы можем не всегда знать авторов. Ко всему, милиция, которая изначально вела дело, некоторые видеозаписи просто игнорировала, некоторые потеряла. Но УБОП работал на том перекрестке почти сразу. Если я не ошибаюсь, с тем же Крысиным в конце февраля 2014-му на том перекрестке уже проводили следственные эксперименты», — рассказывает Закревская.

Следствию за все время расследования удалось установить, что той ночью на перекрестке было три основные группы титушок. Первая — группа Владимира Кошелева. Перед тем, как попасть на перекресток, эти «спортсмены» принимали участие в столкновениях на ул. Институтской, в частности — под офисом Партии регионов. Вторая — группа Джалала Алиева. Они также были на Институтской, принимали участие в нападении на журналистов возле офиса регионалов.

Как утверждают в прокуратуре — именно эти две группы имели на перекрестке неподалеку киевского главка милиции огнестрельное оружие: у группы Алиева были пистолеты, у группы Кошелева — карабины. Третьей группой, которая в ту ночь блокировала перекресток Большой Житомирской и Владимирской, была группа Юрия Крысина. Эти «спортсмены», в отличие от других коллег, из оружия имели преимущественно биты. А перед тем, как прийти к главка, они отправились на ул. Прорезной, где были баррикады майдановцев. Как следует из нового обвинения, которое несколько месяцев назад выдвинули Крысину, именно эти баррикады титушки забросали взрывоопасными предметами. Следствие предполагает, что это сделали, чтобы посеять панику среди протестующих и направить их движение в «нужном» направлении.

С началом аннексии и войны на Донбассе группа Кошелева со своим руководителем сбежала на территорию Крыма. Алиев успел побыть в Москве а затем, по неподтвержденной информации, воевал в так называемой «ДНР». Крысина арестовал суд, потом отпустил его под личное обязательство. За несколько лет борьбы в судах, Крысина таки возвращают за решетку СИЗО. Кошелев, между тем, умирает на полуострове, его тело вернули в Украину и сейчас идут экспертизы.

Алиев, стрелявший в Веремия, якобы был убит на территории «ДНР», его тело нашли в лесу. Однако подтвердить или опровергнуть эту информацию, по объективным причинам, не представляется возможным. Задержанные же в Украине титушки не слишком спешат давать показания. Ко всему, часть титушек в ночь на 19 февраля была с закрытыми лицами, поэтому, как говорят участники судебных процессов, связанных с этим делом, свидетелям довольно проблематично опознать нападавших.

А сами «спортсмены» держатся довольно простой линии защиты: «Возможно, мы там и были, но никого не трогали». Ввиду отсутствия прямых показаний и молчания подозреваемых, доказательства вины может затянуться. Также до конца не понятна задача, которую ставили перед титушками. Можно предположить, что они должны были играть свою роль в так называемом плане «Бумеранг» — «антитеррористической операции» в центре Киева. Однако все возможные материальные доказательства уничтожены. А исполнители, такие как Крысин, Кошелев или Алиев, скорее всего, знали только свою часть задачи. И могли не знать плана в целом. Поэтому пока следователям остается лишь строить предположения на известных им фактах.

По состоянию на май 2018 года в судах по разным эпизодам той ночи находится в 5 производств: новые обвинения Крысину и его подельнику Чемесу на стадии подготовительных заседаний, суд по титушкам из группы Крысина Павлу Бялаю формирует группу присяжных, в судебном разбирательстве по Олегу Гебану, Геннадию Погребному и Сергею Костенко сейчас исследуют следственные эксперименты, в деле Олега Шадрова осталось допросить одного свидетеля. И пятое производство — обвинение Крысина в «хулиганстве» относительно Вячеслава Веремия. Сейчас прокуратура пытается оспорить условный приговор в апелляционном суде, однако процесс затягивается. Ко всему прочему, до сих пор расследуют фактовое дело по событиям ночи 19 февраля в целом и по убийству Васильцова. Однако прогнозировать, когда они окажутся в судах, проблематично.

Вместе с тем, несколько недель назад Генпрокуратура сделала значительный шаг вперед. И в следствии по событиям ночи 19 февраля в частности. При избрании меры пресечения Александру Волкову, которого подозревают в похищении Игоря Луценко и Юрия Вербицкого, прокуроры сообщили, что подозревают Алексея Чеботарева (бывший владелец ФК «Десна» — ред.) в организации преступной группы, которая противодействовала протестам. По официальной версии, Чеботарев имел собственную службу безопасности, однако для противодействия Майдану этих людей ему не хватало. Поэтому он привлек Крысина, Кошелева и Алиева. То есть людей, которые имели ресурс для выполнения «задач».

Ко всему, по неофициальной информации, именно Чеботарев был посредником между титушками и бывшим министром внутренних дел Виталием Захарченко. То есть, средним звеном между потенциальным заказчиком и исполнителем. Правда, действительно ли Захарченко ставил Чеботарёву задачу — нужно еще доказать. Вместе с тем, такой ход ГПУ открывает новые возможности для привлечения титушек к ответственности — ведь если раньше необходимо было доказывать конкретное преступление конкретного человека (что, как упомянуто выше, имеет ряд проблем), то сейчас нужно в первую очередь доказать участие «спортсменов» в организованной преступной группе. Что потенциально позволяет привлечь к ответственности тех, против кого не хватало доказательств. А это, в свою очередь, может подогреть интерес общества к уже замыленной теме преступлений против активистов Майдана.

Станислав Козлюк, опубликовано в издании Тиждень.UA

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*