Home » Наша деятельность » Как Василия Муравицкого отпускали под домашний арест

Как Василия Муравицкого отпускали под домашний арест

Узник совести Василий Муравицкий

27 июня в преддверии Дня Конституции заседание суда по делу Василия Муравицкого ожидалось очень непростым. Обвинение обязано было представить суду двух экспертов нашедших в статьях неустановленного лица крамолу на шкокладно-янтарную власть. Ожидался эксперт и следователь криминалист. Но, как и водится, прокурор Вадим Левченко так ни кого не предоставил, хотя обязан был. Сим он расписался в собственном бессилии или не желании показать суду волшебных знатоков инакомыслия.

Обвинение представило суду протокол обыска и приложение к нему. Вначале был зачитан протокол обыска.

Сделаем отступление. Все ломают голову, зачем прокурор превращает суд в прокурорскую избу-читальню. Три судебных заседания читались и перечитывались некие публикации не установленных лиц. По утверждению обвинения тексты зачитанных статей нашпигованы не только опасными мыслями, антишоколадно-янтарными настроениями, но и, о ужас (!), магической силой манипуляции сознанием.  Если кто-то читал Кара-Мурзу «Манипуляция сознанием», тот поймёт весь ужас власти и обвинения перед этой таинственной волшебной силой. Если бы я был прокурором, то заботясь о сознании рядовых граждан Украины, не зачитывал бы их, но тихо передал судьям с приложением. В приложении были три дивные рошен-шоколадки спасающие от манипуляции. Съел рошен и стал тем, кем тебя хочет видеть обвинение – рошен-патриотом и, главное власть, власть такой хорошей покажется…  Но вернемся к нашим баранам.

Выяснилось, что протокол обыска составлен с нарушением Уголовного процессуального кодекса Украины. Политзаключённого Муравицкого не предупредили об обыске. Нарушены права защиты – не было предложено услуг защитника, фиксировавшего обстоятельства обыска. Даже понятыми были оперативные сотрудник СБУ. Процессуальный кодекс требует на каждое процессуальное действие получать постановление следственного судьи и отдельно фиксировать. Запрещено одновременно проводить несколько процессуальных действия и фиксировать в одном и том же документе. Запрещено оперативным сотрудникам принимать участие в обыске. Это делает только следователь. Однако сторона обвинение умудрилась все конституционные нормы и процессуальные нормы нарушить, растоптать и уничтожить. Может они искали самого главного злодея, гвоздя всех проблем наших олигархов – господина Пу… (боюсь его фамилию произнести). За пару часов обыска следователь успел обыскать квартиру, незаконно вскрыть компьютер и проникнуть в частную жизнь, допросить родственника арестованного журналиста, нарушить права родственников, защиты и узника. Понимать надо, война всё спишет!

Обвинитель Вадим Левченко

На все заявления защиты обвинение заявило, что защита не имела претензий во время следствия. Неужели адвокаты находятся на содержании прокуратуры? Загадка, почему прокурор Левченко требует от адвокатов делать ту работу, за которую он получает приличную заплату. Возможно, он надеется на лояльное отношение и поиск компромиссов адвокатов.

Во время этого обыска изъяли ноутбук, флешку, акредиционная карточка для работы в Верховной Раде 7-го созыва, удостоверение члена Национального союза журналистов Украины, копия паспорта умершего дедушки Василия Муравицкого, некая визитка неустановленного лица, трудовой договор, который якобы принадлежит Муравицкому.

Далее обвинение стало вскрывать конверт. Загадочно шуршала бумага, все напряглись, кто-то сказал: вскрывается ящик Пандоры! Пакет разорван, и прокурор представил суду: акредитационную карточку журналиста, удостоверение члена Национального союза журналистов Украины, копия паспорта умершего дедушки Василия Муравицкого, визитку неустановленного лица, трудовой договор, который якобы принадлежит Муравицкому.

Из этого прокурорского набора отметим, что удостоверение члена Национального союза журналистов Украины служило доказательством преступной деятельности Муравицкого. Отсюда следует, что все члены Национального союза журналистов – преступники, изменники! А как вы думали, если вы думаете, то вы уже для власти подозрительная личность, если вы пишете, о том, что вы думаете – преступник! Союз журналистов кого объединяет? Думающих и пишущих. Порошенко-гундично-сухомлин-розенблатовской власти и их прихвостням нужны – повторяющие сказанное властью.

Далее спор разгорелся вокруг трудового договора, который так и не понятно кто с кем заключал. Прокурор не смог объяснить происхождение договора, его подлинность. Одним словом, какая-та бумажка, которую прокурор считает документом изобличающий Муравицкого в измене родине. Когда арестовали узника совести в нарушение законов Украины и правовых норм СБУ опубликовало фотокопию этого договора, однако защите так и не представили.  Более того, этот договор не был внесён в реестр материалов следственного дела. Запрещено приобщать к обвинению документы, которых нет в реестре. Потому, что адвокат не может его опротестовать, т.е. на лицо нарушение прав защиты.

Неустановленный документ под названием договор примечателен тем, что предполагает выкуп авторских прав, внесение редакцией изменений в текст. Отсюда следует, что сдавший редакции статью уже не является её автором, следовательно, не несёт юридическую ответственность за опубликованную статью. Если прокурор хотел убедиться совершали ли журналист преступные действия, то он обязан был через прокуратуру России выяснить все обстоятельства дела. Необходимые договора между Россией и Украиной работают и прокуратуры обеих стран сотрудничают, а в Липецке кондитерская фабрика даёт доход Пете-рошен.  Оказывается, что и обвинить Василия Муравицкого не в чем. Ситуация, конечно, получается анекдотическая. Представьте себе, что Штирлиц на своем рабочем столе на самом видном месте держит бухгалтерскую ведомость на русском языке о зарплате в рублях за подписью Иосифа Виссарионовича Сталина.

Защитники адвокаты Берещенко, Гожый, Доманский

Адвокат Андрей Гожый отметил, что отсутствие в материалах дела сравнительных таблиц с аутентичными текстами В. Муравицкого, считанными с его компьютеров и с опубликованными в интернете материалами уже создает для суда повод сомневаться в доказательной базе обвинения. Если еще прибавить другие нарушения Уголовно-Процессуального Кодекса, к примеру, соединение в протоколе обыска протоколов осмотра и протокола допроса близкого родственника обвиняемого (без разъяснения права не давать показания на близких), то белые нитки дела проступают все ясней.  Даже прилагаемые к протоколу в качестве приложений документы адвокаты увидели впервые.

Было рассмотрено ходатайство о продлении срока пребывания под арестом. Прокурор Левченко как заученную мантру повторил старую мысль: сбежит, боится наказания, опасен, может вновь писать статьи, всюду враги…

Защитники В. Муравицкого, обосновывая его освобождение, кроме норм европейского права апеллировали  еще и к тому, что заседание происходило накануне праздника Дня Конституции. Вспомнили  международные и украинские правозащитные организации, которые признают Василия Муравицкого узником совести.

Пламенную речь произнёс политзаключенный Василий Муравицкий. Он отметил, что каждое прокурорское «доказательтво», характеризует его  с лучшей стороны.

Судья Нина Янчук, зачитывая постановление об изменении меры пресечения, обратила внимание на то, что прокурор не представил доказательства своих утверждений. Обратила внимание на противоречия в европейском и украинском законодательствах в вопросе выбора меры пресечения. А именно, подозреваемых по статье государственная измена (ст. 111) обязательно держать под стражей.

Теперь понятно, почему оппозиционных журналистов обвиняют в государственной измене. Криминальный кодекс используется как инструмент расправы с неугодными, для того, чтобы подвергнуть террору корпорацию журналистов и заставить их молчать. К сожалению, среди журналистов нашлись приспособленцы-угодники и строчат доносы на  своих коллег.

Суд отметил, что самый главный закон – Конституция и он имеет прямую силу. Учитывая то, что прокурор так и не смог обосновать ни одного преступного действия Василия Муравицкого, а также ни одного из рисков побега от судебного процесса, суд постановил заменить содержание под стражей на домашний арест.

Настоящие журналисты радостно аплодировали, славили защиту, дружески пожимали руку Василия. Ведь он для них и всех прогрессивных журналистов Украины знамя борьбы за демократию, свободу слова и торжество права.

Кот Баюн

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*