Home » Криминал » За что СБУ хочет отнять у Муравицкого 150 тысяч гривен?

За что СБУ хочет отнять у Муравицкого 150 тысяч гривен?

Узник совести, политический заключённый Василий Муравицкий

Узник совести, политический заключённый Василий Муравицкий

Оглашение обвинительного акта Королёвским районным судом Житомирской области узнику совести журналисту Василию Муравицкому обнажило весьма любопытную деталь. В случае осуждения журналиста, ему необходимо будет оплатить судебные издержки. Только за проведение лингвистических (семантико-текстуальных, автороведческих) и судебно-психологических экспертиз Украинским НИИ специальной техники и судебных экспертиз он обязан будет заплатить 147 547 гривен 20 копеек.

Ознакомление с обвинительным актом оставляет в некоем недоумении. Оказывается, единственное преступление, вменяемое Василию Муравицкому состоит в публикации двух десятков статей.

Не будем касаться доказательства авторства этих текстов, не говоря о том, какое нездоровое внимание они сейчас вызывают, благодаря избранной фабуле обвинения. Возьмем сами тексты как документ и как доказательство состава преступления В. А. Муравицкого. Согласно со статьей 23 Уголовного процессуального кодекса судьи обязаны непосредственно ознакомится с доказательствами и документами. Закон,   предусматривает, что в случае, когда документы слишком большие и громоздкие, использовать выдержки из них. Хотя, по первому же требованию судей, стороны обязаны предоставлять полные тексты. Однако сторона обвинения решила «облегчить» работу судьям, и вместо ста страниц, которые могут занимать 20 статей предоставила три тома экспертных заключений, в которых содержатся вырванные из контекста фразы, и нет ни одного целого текста.

Обратим внимание и на то, что впервые в юридической практике Украины в экспертном заключении применена формулировка «манипуляция сознанием». Её употребила эксперт кандидат психологических наук в качестве специального термина. Вот только в научной дисциплине «психология влияния», которая, как раз, и занимается методами и механизмами влияния на индивида и группу людей, такого понятия как «манипуляция сознанием» нет и быть не может. Если назвать это экспертное заключение фальсификацией доказательств, то становится понятно, откуда взялось три тома макулатуры стоимостью в 150 тысяч гривен.

Ощущение сугубого абсурда вызывает назначение по делу лингвистической (семантико-текстуальной) экспертизы. Дело в том, что этот вид экспертизы используется при рассмотрении гражданских исков, возбужденных потерпевшими для защиты своей деловой репутации и возмещения морального ущерба. Однако в обвинительном акте, предъявленном суду, нет потерпевшей стороны. Получается, что обвинения на основании указанных текстов не имеют под собой никакой почвы.

Зато имеет под собой почву трактовка, данная экспертом, этих текстов. В заключении утверждается, что тексты разжигают национальную рознь (хоть никаких фактов того, что после прочтения указанных текстов возник какой-либо конфликт, нет) и унижают национальную честь и достоинство.

В мировой истории уже были прецеденты, когда представление в качестве жертвы, пострадавшего целого народа приводило к мировой трагедии. Этим путем, в частности, прошел Адольф Гитлер. В результате коричневая чума накрыла треть планеты. Сегодня раздувается та же истерия, только жертвой представлены украинцы.

«Украина более всего страдает от коррупции»; «На Украину напала Россия»; «Украина проиграла гибридную войну»; «Украина проиграла пропагандистскую войну» — вот лишь часть клише, которые используются для того, чтобы украинец всегда чувствовал себя жертвой. Сегодня эти лозунги закрепляются судебными решениями и превращают народ-победитель в Великой Отечественной Войне в народ-жертву. Жертву легче всего толкнуть на любое необдуманное действие. Уголовники-паханы, втягивающие несовершеннолетних  в преступную деятельность, к примеру, так поступают всегда…

Почему органы предварительного следствия не нашли хотя бы одного человека, который бы возмутился предоставленными текстами и потребовал их публичного опровержения или моральной компенсации, в конце концов? Да просто потому, что таких людей нет. На правду нечего обижаться. Да и прецеденты подобной стратегии доказывания в суде были. К примеру, в деле Руслана Коцабы, обвиняемого в препятствии действиям вооруженных сил, ни один из более чем полусотни свидетелей не сказал, что видеоролик Р. Коцабы каким-то образом на них повлиял. Напомним, что после более чем полуторагодового содержания под стражей Коцаба получил оправдательный приговор.

Действительно, сложно искать черную кошку государственной измены в темноте совещательной комнаты провинциального кривосудия.

Но остается надежда на то, что далеко не все люди, от которых сегодня зависит судьба В. Муравицкого, превратились в обиженных на весь мир малолеток и сохранили толику здравомыслия.

Кот Баюн

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*