Home » Криминал » В Деле Муравицкого Достигнута Маленькая, Но Победа. Главный Бой Впереди

В Деле Муравицкого Достигнута Маленькая, Но Победа. Главный Бой Впереди

Королёвский районный суд города Житомира в пятницу, 20 марта, смягчил меру пресечения для обвиняемого в госизмене журналиста Василия Муравицкого: суд оставил для него ночной домашний арест, но постановил вернуть украинский паспорт и идентификационный код

Теперь журналист, по крайней мере, сможет попробовать найти работу, чтобы кормить свою семью. Об этом рассказал в интервью адвокат и правозащитник Андрей Гожый.

— Андрей, как вы и предсказывали, суд по делу Василия Муравицкого состоялся и в условиях карантина. Как прошло заседание, каков результат?

— Заседание состоялось, однако суд не рассматривал дело по сути, ограничившись только рассмотрением меры пресечения. Рассмотрели ходатайство прокурора о взятии Муравицкого под стражу и, соответственно, наше ходатайство о смягчении меры пресечения. На слушание в очередной, может быть, уже пятый или шестой раз, не явилась защитник Светлана Новицкая, от которой Муравицкий отказался ещё но Нового года. Однако по какой-то причине суд не принимает отказа от услуг защитника Новицкой, требуя её личного присутствия, либо письма от неё. Но Новицкая не является лично, а также и письма не предоставляет. Между тем, сегодня прокурор одним из аргументов необходимости взятия Муравицкого под стражу сослался на поведение Новицкой. Говорит: раз сторона защиты, а формально данный адвокат ещё является стороной защиты, срывает судебное заседание, то будет правильным решением — так считает прокурор — взять журналиста под стражу. Именно ссылаясь на поведение Новицкой.

— Были и другие аргументы? Кроме того, прокурор сослался на то, что Василий Муравицкий имеет тесные связи с украинскими пророссийскими политиками, поэтому это тоже одно из оснований взять его под стражу.

— Мы парировали эту агументацию тем, что поведение адвоката Новицкой является её личным поведением, что Муравицкий и его адвокат Гожый являются на все слушания, готовы к слушаниям и готовы их продолжать. Мы уже очень много ходатайств о приобщении к делу доказательств подали, которые суд не рассматривает.

— Почему не рассматривает?

— Мы подавали это через канцелярию, но суд не рассматривает, поскольку формально адвокат Новицкая, отказ от которой суд почему-то не принимает, не принимала участие. Это притом что за последний год, пока я не участвовал, не было подано ни одного доказательства защиты. Поэтому мы говорим суду следующее: Муравицкий подтверждает своё желание не сотрудничать с адвокатом Новицкой, что с первого дня его ареста и по сегодняшний момент его адвокатом был и есть я, Андрей Гожый. Я к делу готов, поэтому мы просим суд рассмотреть все материалы.

Что касается неких пророссийских политиков, с которыми будто бы тесно связан Муравицкий, то мы задали вопрос прокурору, кого конкретно из украинских политиков он имеет в виду, кто из них таким уж пророссийским является? Может быть, это президент Владимир Зеленский, или, возможно, это новоназначенный генеральный генпрокурор Венедиктова? Кто конкретно? Но прокурор засмущался и ответить на этот вопрос не смог.

Кроме того, нами были предоставлены соответствующие письма из Нацполиции о том, что Муравицким ни разу не нарушались условия ареста. И было подано ходатайство о смягчении меры пресечения.

Суд рассмотрел оба ходатайства, прокурора и наше, защиты. Прокурору суд отказал во взятии Муравицкого под стражу, а наше ходатайство удовлетворил частично: полностью ночной домашний арест не отменил, однако отменил одно из существенных ограничений, вернул Муравицкому украинский паспорт и идентификационный код.

— Значит, Василий Муравицкий, по крайней мере, может попытаться работу найти?

— Да, он может попробовать работу найти, может спокойно перемещаться, может заключить договор с семейным врачом… То есть очень серьёзную часть атрибутов свободного человека ему вернули, это мы считаем успехом и ещё одним шагом к восстановлению справедливости. Кстати, прокурор в своём выступлении указал на то, что Муравицкий же не работает, поэтому, значит, надо его в тюрьму посадить. На что мы ответили: подождите, тут надо либо крестик снять, либо нижнее бельё надеть, ведь вы же сами заблокировали Муравицкому возможность работать. Конечно, как он сейчас сможет найти работу во время острого социального и эпидемиологического кризиса, это уже другой вопрос.

Но в любом случае возвращение ему паспорта и кода мы расцениваем как нашу юридическую победу на пути к полному освобождению и оправданию Василия Муравицкого.

— Ранее на судебные заседания по делу Муравицкого часто являлись национал-радикалы, были эксцессы, о которых мы сообщали читателям. Как дела обстоят теперь, снизила ли эпидемия коронавируса активность радикалов?

— Заседание сегодня прошло спокойно, потому что не так просто сейчас попасть в здание Дворца правосудия — выставлены кордоны судебной охраны, у людей на входе измеряют температуру, проверяют наличие средств защиты — масок, перчаток… У нас сегодня судьи в масках были, и мы были в масках. Только прокурор был без маски, наверное, по той причине, что коронавирус прокуроров не берёт, по последней информации. Шутка, конечно, но если серьёзно, то это странно. Прокурор представляет всё-таки силовой блок. А президент Зеленский выступает, говорит, что надо остановить вирус, что нужно соблюдать определённые меры осторожности. И когда представитель областной прокуратуры эти призывы игнорирует, то это как-то подрывает, как мне кажется, авторитет президентской вертикали. Ну, это их дело.

— Получается, эпидемия коронавируса всё же охладила пыл националистов?

— Националисты, конечно, беспокоятся о своём здоровье, это они на словах могут жертвовать ради Украины жизнью и здоровьем. Все же прекрасно понимают, что никто из них жертвовать ничем не собирается, и воюют они с Путиным в кавычках подальше от фронта, подальше от Крыма, подальше от ДНР и ЛНР, и воевать им желательно с журналистами, с женщинами и детьми. Так они воюют.

— Какие теперь последующие шаги будет предпринимать защита?

— Нам, во-первых, надо сейчас выйти из юридического тупика, в который нас поставили суд и непонятное поведение второго адвоката, который в свое время как бы вышел на замену, когда мне необходимо было по вопросам дела Муравицкого выехать в Евросоюз. Скорее всего, мы продолжим настаивать на разрыве договора и в одностороннем порядке будем просить суд принять отказ от защитника Новицкой.

У нас уже лежит пачка документов, которые суд не рассматривает. Мы примерно понимаем, почему это происходит, почему заблокировал суд рассмотрение этих документов. Думаю, на следующем заседании мы их рассмотрим и тогда уже сможем открыть вашим читателям, чего именно так боялись прокуроры и почему такие странности в поведении адвоката, которые явно не на руку подзащитному.

Суд нас уведомил, что он обратится с письмом в дисциплинарно-квалификационную комиссию адвокатуры с требованием привлечь Новицкую к ответственности. Поэтому, я думаю, на следующих слушаниях мы всё-таки этот этап пройдём. Закончим рассмотрение доказательств обвинения, представим наши доказательства и будем стараться выходить уже на приговор.

Плюс в связи со сменой генерального прокурора, думаю, есть необходимость в том, чтобы международная правозащитная организация «Сеть солидарности» проверила эту облпрокуратуру и обратилась непосредственно к генпрокурору Венедиктовой с тем, чтобы она прекратила этот правовой позор Украины, допущенный прошлым правящим режимом.

— В деле Муравицкого?

— Да.

— На какую дату назначено следующее судебное заседание?

— На 24 апреля.

— Вы ранее рассказывали, что неоднократно пытались связаться с адвокатом Новицкой, чтобы решить возникшую проблему, но безуспешно. Продолжаете ли эти попытки?

— Конечно. Мы пытались связаться с адвокатом Новицкой и через прессу, и сам Василий Муравицкий непосредственно посылал ей письма, но никакого ответа нет. Есть только несколько комментариев в «Фэйсбуке» от аккаунта, который подписан таким же именем и фамилией, где оскорбления в адрес Муравицкого, оскорбления в мой адрес, набор каких-то голословных обвинений, утверждений, не имеющих никакого основания… Не хочется об этом даже рассказывать. Но аккаунт не верифицирован, поэтому мы не можем утверждать, что это пишет именно Светлана Новицкая.

Ещё раз хотим воспользоваться случаем и обратиться ко всем, кто её знает, передать ей просьбу выйти на связь с нами, чтобы прекратилась эта неразбериха, и она спокойно вышла бы из процесса, не продолжалось бы это всё. Это играет на руку только стороне обвинения и Службе безопасности Украины (СБУ). Адвокат и защитник не может себе позволить такое поведение. Это моё мнение.

— Не так давно вы обратились ко всем неравнодушным людям с призывом оказать помощь семье преследуемого журналиста. Теперь он может искать работу, но, как вы отметили, её не так просто будет найти. Получается, что семья Муравицкого по-прежнему находится в тяжёлом положении?..

— Да, мы понимаем, что нами одержана больше юридическая победа, нежели гуманитарная, поскольку с работой в стране сейчас очень тяжело, а теперь ещё и кризис. Плюс к тому Василий Муравицкий долгое время находился под таким прессом… В связи с этим я снова хочу обратиться ко всем, кто мог бы оказать помощь семье Муравицкого, а в семье двое маленьких детей, или оказать содействие в его трудоустройстве. Василий хорошо пишет, и не только на политические темы, у него есть изданные книги и на историческую тематику, он сочиняет и произведения для детей. Если у кого-то есть возможность помочь Василию Муравицкому работой, мы будем только рады. Обращаться можно через мою страницу в «Фэйсбуке» либо можно написать сообщение самому Василию на его странице.

— На ваш взгляд, эта победа в суде свидетельствует ли о том, что ситуация в стране хоть как-то начинает изменяться в лучшую сторону?

— Мне кажется, что ситуация действительно меняется, но медленно. Возможно, новая власть окружена неким информационным барьером. Возможно, есть боязнь не понравиться вот этой небольшой, но вооружённой, пассионарной и очень активной и агрессивной группе национал-радикалов, поэтому политический режим Зеленского опасается делать резкие шаги. Но мы видим по крайней мере, что наметился вектор к улучшению климата — например, видим, что договорённости по Донецку и Луганску вызвали большое возбуждение в рядах националистов, выступивших с лозунгом «Зеленского геть!». Раз так, значит, он что-то делает правильное.

Нет теперь таких волн посадок, которые каждые несколько месяцев повторялись при режиме Порошенко. Сажали журналистов, потом затишье, потом снова сажали.

Наконец, концепция реформирования СБУ. Это первый режим, который озвучил необходимость реформирования Службы безопасности, и это важно, поскольку на данный момент это просто раковая опухоль на теле Украины. СБУ не выполняет тех задач, которые должна выполнять спецслужба в XXI веке, а является просто политической бессмысленной охранкой и вымогателем у бизнеса с раздутыми военными штатами. И концепция предусматривает существенное сокращение этой организации, демилитаризацию, изъятие у неё экономических полномочий, сведение её функций к области контрразведки. Это очень существенный шаг. Тут мы, конечно, за Зеленского держим кулачки и просим его не подкачать и дожать этот вопрос.

И тогда мы увидим, как Украина вернётся в нормальное созидательное русло, тогда, может, будет уже и мир с соседями, и взаимопонимание.

— И страна сможет нормально развиваться…

— Конечно. Потому что спецслужбы, которые кормятся на войне, кормятся на внутриполитическом, всеукраинском противостоянии, на посадках в тюрьмы, на шантаже и терроре… У них есть интерес в этом, они демонстрируют так свою нужность. То есть они становятся не охранительным фактором, а именно дестабилизирующим. Им для оправдания своего существования, для сохранения своих бюджетов интересно сохранение такого противостояния. Если убрать этот дестабилизирующий фактор, огромное количество вот таких ненужных структур, которые… по 15 следователей кота ловят и по 30 оперативников не могут посчитать количество адвокатов в деле. Если это убрать, тогда, конечно, Зеленский действительно общество оздоровит таким образом.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*