Home » Криминал » Давление на адвоката Андрея Гожего и узника совести Василия Муравицкого (хронология)

Давление на адвоката Андрея Гожего и узника совести Василия Муравицкого (хронология)

Чёрный камуфляж, нацистская символика, человеконенавистнические речи, нападения, поджоги, избиения – это характерный признак украинской праворадикальной и парамилитарной организации С-14 (Сичь). Её главарь житель Киева Евгений Васильевич Карась. Деятельность организации изучает норвежский независимый журналист и исследователь ультраправых движений Джон Фэрсет. Известный немецкий политолог и специалист в области европейского неофашизма  Андрес Умланд считает, что C14 «можно считать фашистами, неонацистами».

   Консорциум по изучению и анализу терроризма (Terrorism Research & Analysis Consortium, TRAC) при университете штата Мэриленд (США) внёс её в список террористических организаций. Американские эксперты классифицировали «С14» по идеологическим признакам – «городской терроризм», «расистская террористическая группа» и «экстремистская ультраправая террористическая группа». По методике действий – «террористическая тактика». Одним из признаков террористических групп является информационно-коммуникативная стратегия – насильственные действия террористов носят публичный характер.

28 сентября 2018 г. в зале суда Королёвского района Житомирской области «С14» совершила нападение на адвоката Андрея Гожего, узника совести Василия Муравицкого и редактора газеты «Патриот» Андрея Лактионова. Общественность, юристов, правозащитников, политиков Европы и США произошедшее удивило и возмутило. Всех интересует, как это могло произойти, какова цель нападения?

Хронология событий:

11.50 началось заседание Королёвского суда рассматривающего дело журналиста Василия Муравицкого.

12.20 через пропускной пункт охраны суда прошло 20 парней в камуфляже и масках.

12.30 они зашли в зал суда Королёвского района, где рассматривалось дело Муравицкого.

13.30 суд объявил перерыв и протискиваясь между плотными рядами боевиков, удалился из зала заседания.

13.36 на глазах прокурора Левченка Вадима Юрьевича началось нападение на адвоката Гожего. В этот же момент прокурор, пройдя между милитаризованными лицами, покинул зал суда.

13.3614.20 (44 минуты) нападавшие избивали адвоката Андрея Гожего, унижали его честь и достоинство, напали на узника совести Василия Муравицкого, избили журналиста Андрея Лактионова.

13.4014.10 (30 минут) сотрудники суда и журналисты по телефону вызывали Национальную полицию Украины в Житомирской области.

14.20 (44 минут после начала инцидента) прибыл наряд полиции, скорая помощь и оперативно следственная группа.

14.25 боевики беспрепятственно покинули зал суда и здание Дворца правосудия.

Члены банды, напавшие на адвоката

Проанализируем каждый факт предшествовавший нападению и ставшим фактором позволившим совершить агрессию.

Факт первый. 12.20 в здание суда зашли в военизированной форме мужчины члены «С14». Некоторые скрывали свои лица чёрными масками, на руки одеты тактические перчатки, используемые в военной сфере. Потом выяснилось: у них было холодное оружие (ножи, кастеты, газовые баллончики, дымовые шашки и т.п.). Согласно инструкции полицейские на контрольном пункте обязаны были внести их фамилии в журнал регистрации. Было ли это сделано? Утверждают, что боевики прошли без регистрации и беспрепятственно. Именно в этот момент не работал арочный металлодетектор. В этом случае используется ручной металлодетектор. Внешний вид пришедших должен был вызвать опасение за жизнь, и безопасность судей, участников судебных процессов. Согласно закону о полиции охрана имела право провести досмотр, установить их личности. Но служебные обязанности не реализовывались.

Вывод: передовая линия, обеспечивающая безопасность суда, не сработала. Это была служебная халатность, сговор или полицейские действовали согласно негласной инструкции?

Факт второй.  12.30 зашли в зал суда Королёвского района. Судья Янчук Нина Петровна потребовала снять чёрные маски и представиться. Маски сняли, но отказались представиться. Вскоре в зал суда зашло ещё большее число милитаризированных мужчин. Судья Янчук потребовала опоздавших покинуть зал заседания, так как он переполнен. Требование не было выполнено. Во время заседания боевики препятствовали работе адвоката Андрея Гожего, выражали свою неприязнь к нему и Василию Муравицкому, оскорбляли. Защитник трижды обращался к суду, чтобы суд пресёк противозаконные действия указанных лиц. Суд ходатайства оставил без внимания. В 13.30 суд объявил перерыв.

Была ли возможность у суда предупредить надвигающуюся угрозу над участниками судебного процесса адвокатом Андреем Гожым и обвиняемым Василием Муравицким? Появление в суде милитаризированных граждан должно было вызвать опасения. По всей вероятности именно поэтому председатель суда Янчук Нина Петровна попросила снять маски. Но требования суда не выполнялись. Суд, если считает нужным, вызывает охрану или наряд полиции. Это был тот случай, когда надо было реализовать полномочия. Не было сомнений, для кого из участников судебного разбирательства представляют угрозу «С14». Следует отметить, что  ранее в зале суда в присутствии судей и прокурора неоднократно угрожали расправой Муравицкому и Гожему. Их личности не устанавливались, из зала суда их не выдворяли. Права стороны защиты и обвиняемого нарушаются регулярно и стали характерной чертой этого судебного процесса. Это лишает обвиняемого даже надежды на справедливый суд. 28 сентября 2018 г. происходившее в зале суда Королёвского района Житомира должно было вызвать очень серьёзные опасения за жизнь и здоровье стороны защиты. Все понимали, что боевики во время судебного процесса могут реализовать свои угрозы. Молчаливое игнорирование нависшей угрозы могло усилить желание напасть.

Представьте, что в школу врывается милитаризованная группа лиц. Директор школы просит их покинуть школу, представиться. Его требования игнорируются. Однако он не вызывает полицию, охрану школы и продолжает работу, так как буд-то ничего опасного не происходит. Что тогда будет с детьми?

Вывод: бездействие суда отключило предусмотренную правом и законом защиту участников процесса. Это была служебная халатность, сговор или испуг перед грубой силой?

В 13.30 суд объявил перерыв и протискиваясь между плотными рядами боевиков, удалился из зала суда. На видеозаписи видно, как ещё в присутствии судей, которые выходили из зала суда и прокурора пришедшие в масках стали снимать куртки, свитера оставив белые футболки с логотипом «С14».

Факт третий: 13.36 прокурор Левченко Вадим Юрьевич, сложив документы в портфель, направился к выходу. В этот же момент, на его глазах стали окружать молодчики в белых футболках адвоката Андрея Гожего и подзащитного Василия Муравицкого. Позади них сгруппировались мужчины в камуфляже, берцах и тактических перчатках. Левченко В.Ю. является не простым прокурором, отдела надзора за законностью  органов СБУ и государственной  пограничной службы. Следовательно, он не мог не осознавать, для чего агрессивно настроенные люди надели боевые перчатки и к чему это может привести. Так получилось, что он стал последним препятствием для совершения преступления. Как представитель силовых структур, офицер имеющий право на ношение оружия, он имел полное право потребовать от подозрительных граждан представиться, зафиксировать их данные, вызвать полицию и т.д. То есть, он мог защитить своего коллегу-юриста от предполагаемой угрозы. Неужели прокурор Левченко не понимал, что начинает происходить?

Судебный процесс – эмоциональное явление. Поэтому существует судебная этика, которой стараются придерживаться все стороны. Но, бывает так, что одна из сторон процесса начинает ненавидеть другую сторону. Для неё добиться желаемого результата, становиться делом жизни и «чести». В этом случае предусмотрена процедура самоотвода или отвода.

В 121 статье  Конституции Украины записано, что прокурор надзирает за соблюдением прав и свобод человека и гражданина. В минуту начала нападения на адвоката прокурор мог заставить молодчиков придерживаться прав и свобод человека, законов и Конституции Украины. В законе Украины «О прокуратуре» в статье 3 говориться, что прокуратура Украины придерживается принципа «политической нейтральности» и принципа «неуклонно придерживаться требований профессиональной этики и поведения». Была ли соблюдена эта статья?

Нацисты заблокировали адвоката

Бывает так, что по отношению к политически неугодному гражданину искусственно отключаются все государственные механизмы правовой защиты. Последнее, что может спасти его от страданий и гибели – этика тех лиц, которые непосредственно реализуют защиту прав граждан Украины. К сожалению, этика не оказалась сильнее произвола.

Вывод: бездействие прокурора вольно или невольно отключило предусмотренную правом и Законом защиту участников процесса. Это была служебная халатность, сговор или испуг перед грубой силой?

Факт четвёртый: с 13.40 до 14.25 (45 минут) сотрудники секретариата суда и журналисты по телефону вызывали полицию. Вызовы не принимались. Журналиста Звонок Руслана Мороза был перенаправлен в Киевскую полицию. Оному из сотрудников суда удалось сделать заявление в полицию и вызвать скорую помощь.

14.20 (40 минут после начала инцидента) прибыл наряд полиции, скорая помощь и оперативно следственная группа. Пострадавшим оказывалась медицинская помощь, следователи приступили к работе. Отряд полиции стал между адвокатом, журналистом и боевиками, которые продолжали совершать преступные действия. Меры к пресечению преступных действий, к задержанию или для установления личностей правонарушителей не принимались.

14.25 боевики беспрепятственно покинули зал суда. На посту охраны суда их не задержали.

Нападение на журналиста Андрея Лактионова

Была нарушена важная процедурная норма задержание преступника на месте преступления, не составление протокола допроса, даже не было проведена процедура установления личности. Были допрошены только пострадавшие.

Вывод: бездействие полиции, не выполнение служебных обязанностей вольно или невольно отключило предусмотренную правовую защиту по отношению к узнику совести Василию Муравицкому, адвокату Андрею Гожему и журналисту Андрею Лактионову. Это была служебная халатность, сознательное бездействие, сговор или испуг перед грубой силой?

Переполняет гордость за содеянное

С помощью анализа восстановили модель произошедшего нападения. Он позволил осознать, как был отключён государственный правовой механизм защиты прав личности и реализации законов Украины по отношению к Василию Муравицкому, Андрею Гожему, Андрею Лактионову.

Каков был мотив нападения?

Нападавшие давали интервью на месте совершения преступления. Они утверждали, что испытывают неприязнь к узнику совести Василию Муравицкому и защитнику Андрею Гожему,  что им не нравятся их убеждения, взгляды и то, что они защищаются в суде.

При помощи анализа нападения постараемся объективно выявить мотив нападения. Из 45 минутного нападения выделим 5 минут начала совершения преступных действий.

Как только прокурор Левченко В.Ю. покинул зал заседания, вокруг адвоката Андрея Гожего сомкнулся первый круг нападавших. Они были одеты в белые футболки с логотипом. За ними сформировался второй круг одетых в камуфляж и тактические перчатки. Проход между рядами был плотно закрыт боевиками.

Андрей Гожый попытался выйти из зала. Нападавшие в белых футболках стали его толкать как сзади, так и спереди. Одновременно они вырывали из его рук сумку с адвокатскими документами. Но это им не удалось. Тогда в первый круг ворвался парень в светло-серой кофте с капюшоном, напал на адвоката со спины и вырвал у него телефон, на котором находилась информация являющейся адвокатской тайной. Примерно с 13.38 до 14.20 (42 минуты) телефон находился в распоряжении нападавших. Он был возвращён секретарём суда. Так как с применением насилия была совершена кража служебных документов, адвокат Гожый Андрей вынужден был защищаться и защищать документы. Первый круг боевиков в белых футболках разомкнулся и в нападении стали принимать боевики в камуфляжах. Один из нападавших в розовой куртке нанёс удар в основание черепа адвоката. Это может расцениваться только как попытка убийства. Защитнику удалось вырваться и выбежать из зала заседания. С этого момента их агрессия начала носить характер нарочитого унижения чести и достоинства защитника Андрея Гожего и журналиста Андрея Лактионова.

Анализ нападения позволяет объективно сделать вывод: цель нападения – выкрасть адвокатские документы. Когда это не удалось, была сделана попытка убить адвоката. Во время нападения присутствовали адвокаты Киевской коллегии адвокатов. Они квалифицировали нападение как препятствие адвокатской деятельности. Видели агрессию и представители комиссии ООН по правам человека.

В отличие от коллег юристов, обличённых властью и полномочиями, в защиту адвоката вступились журналисты. Они уговаривали прекратить нападение, успокаивали нападавших, становились между нападавшими и адвокатом, вызывали полицию. Поэтому нападению подвергся редактор оппозиционной газеты «Патриот» Андрей Лактионов. Несмотря на численное превосходство, крайне агрессивные действия, несущие социальную угрозу, два человека – Гожый и Лактионов смогли дать отпор боевикам.
Почему на адвоката напали в суде?
24 сентября ряд депутатов парламента Европейского Союза пригласили узника совести Василия Муравицкого и адвоката Андрея Гожего посетить европейский парламент «с целью прояснения сложившейся ситуации, для консультаций и организации надлежащей правовой защиты…». Они обратились с письмом к Королёвскому суду, которое должен был зачитать Андрей Гожый, и дать юридическое обоснование для удовлетворения обращения.
Оригинал документа находился в сумке адвоката. После перерыва судебного заседания планировалось выступление Андрея Гожего с этим письмом и его личное ходатайство о предоставлении возможности совершить рабочую поездку в Брюссель. Если бы документ был выкраден или адвокат получил тяжёлые телесные повреждения, то выступление не состоялось бы. Цель была достигнута – выступление защитника Гожего было сорвано. Тем самым нарушено равенство участников судебного процесса и права защиты.
Вывод: цель нападение в зале Королёвского суда – не допустить оглашение адвокатом Гожым письма депутатов Европейского парламента и нанести адвокату повреждения такие, чтобы он не мог принимать участие в судебном процессе.С точки зрения специалистов, исследующих терроризм 29 сентября 2018 г. в зале Королёвского районного суда Житомира был совершен террористический акт. С правозащитной точки зрения лица, ответственные за общественную безопасность бездействием отключили конституционный и правовой механизм защиты прав человека по отношению к политзаключённому Василию Муравицкому, адвокату Андрею Гожему, редактору газеты «Патриот» Андрею Лактионову. Это позволило экстремистам применить по отношению к ним террор и репрессии политического характера. Такие действия представителей полиции, суда, прокуратуры вызывают беспокойство и заставляют предполагать, что суд по отношению к Василию Муравицкому совершается из политических мотивов и не имеет правового содержания. Судопроизводство осуществляется в условиях опасных для жизни и здоровья узника совести Василия Муравицкого и защитника Андрея Гожего. На защиту оказывается внепроцессуальное давление. В таких правовых условиях Муравицкий лишён права на справедливый и непредвзятый суд. В условиях угроз работают журналисты, освещающие судебный процесс.

Комментарий полиции и суда. 

А. Мальва

One comment

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*