Home » Криминал » Суд по делу избитого журналиста Руслана Мороза

Суд по делу избитого журналиста Руслана Мороза

12 июля, после многочисленных перерывов и пауз, в Житомире наконец состоялось слушание по делу избитого более года назад журналиста Руслана Кунавина, который пишет под псевдонимом Руслан Мороз — информирует сайт правозащитной организации «Успішна Варта»

Интересы пострадавшего журналиста представляет адвокат Андрей Гожый, при поддержке правозащитной платформы «Успішна варта». Кроме того, свою поддержку и содействие на европейской арене избитому корреспонденту Руслану Морозу высказала «Сеть Солидарности» (г. Берн, Швейцария).

«Герои» толпой избивающие журналиста-инвалида 2-й группы

Напомним, 10 июня 2017 года на журналиста газеты «20 Хвилин Житомир» Руслана Мороза было осуществлено нападение с грабежом. Больше месяца он находился на стационарном лечении, но из-за тяжести нанесенных травм и после выписки он также нуждается в продолжении лечения и лишён средств к существованию. Грабители отобрали сумку с видеоаппаратурой, которая являлась собственностью как пострадавшего, так и редакции издания, но не тронули деньги и другие ценные вещи. После обращения в полицию выяснилось, что судьба оборудования не известна. Благодаря видео из камер видеонаблюдения полиция задержала нападавших принадлежащих к праворадикальным группировкам. Из присутствовавших на видео 3 людей, подозрение было вынесено только 2. Кроме того в деле допущено множество ошибок и нелогичных действий следствия.

Долгое время рассмотрение дела Мороза в суде по различным причинам откладывалось.

В Королевском суде г.Житомир в судебном процессе был проведен допрос самого потерпевшего. Руслан Мороз рассказал об обстоятельствах нападения и о своей журналистской деятельности, а также о поступавших ранее в его адрес угрозах со стороны праворадикальных активистов, нацистов и депутатов местных советов, которые принадлежат к националистическим и провластным партиям. По словам журналиста, нападавшие поджидали его специально, а после избиения отобрали только технику, на которой он работал. При этом не взяв ни денег, ни телефон, ни других ценностей.

Избитый журналист Руслан Мороз

На мой взгляд нападение носило заказной характер однако из уголовного дела исчезли некоторые материалы следствия. Для меня весьма странно что нападавших было трое, однако обвинения предьявили тоько двоим, а третьего перевели в категорию свидетеля. На заказной характер указывает и то, что меня ждали и я услышал окрик. А также на это указывает видео с камеры наблюдения

На заседании суда был определен дальнейший ход исследования материалов. В связи с плохим самочувствием потерпевшего (Руслан Мороз является инвалидом 2-й группы), слушание перенесли на 24 июля, на 11:00.

Обвиняемым в избиении журналиста инкриминируют часть 2 статьи 187 (разбой группой лиц), за что грозит от 7 до 10 лет лишения свободы.

Представляющий интересы журналиста адвокат Андрей Гожий подчеркнул, что большое удивление вызывает содержание обвиняемых в избиении журналиста под домашним арестом, даже не круглосуточным.

адвокат Андрей Гожый

Мы в очередной раз видим политику двойных стандартов. Люди, обвиняемые в разбое, разгуливают на свободе. Те же, кто критикует власть, как узники совести, томятся годами за решеткой в ожидании судов. Однако, первый положительный момент, что заседание суда все таки состоялось. Был проведен допрос потерпевшего, а также определен порядок исследования доказательств. В деле вырисовывается ярко окрашенный политический мотив, на что обращают внимание международные правозащитники и требуют сурового наказания всем причастным к избиению и ограблению журналиста. О ходе слушаний проинформировано миссию ОБСЕ», — констатирует адвокат.

По словам пострадавшего журналиста Руслана Мороза, часть материалов в его деле была халатно оформлена, а то и вообще пропала. Пострадавший журналист связывает это с желанием следствия «увести следы от заказчиков этого преступления». Но адвокат Андрей Гожый намерен тщательно исследовать факт пропажи материалов, чтобы добиться восстановления справедливости в деле Мороза.